Коан

Литература

  • Лепехов С. Ю., Донец А. М., Нестеркин С. П. 3.2. Чаньские гунъань: «живое слово» для просветленного сознания // Герменевтика буддизма / отв. ред. Б. В. Базаров. — Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2006. — С. 202—224. — 264 с. — ISBN 5-7925-0175-0.
  • Майданов А. С. Коаны: стиль и смысл // Противоположности и парадоксы. М., 2008.
  • Майданов А. С. Коаны чань-буддизма как парадоксы // Противоположности и парадоксы (методологический анализ) М., 2008. С. 318—353.
  • Нестеркин С. П. Некоторые философско-психологические аспекты чаньских гун-ань // Философские вопросы буддизма / отв. ред. В. В. Мантатов. — Новосибирск: Наука, 1984. — С. 72—80. — 128 с.
  • Судзуки Д. Т. Очерк первый. Практика коанов как путь к реализации сатори, или достижению просветления // Очерки о дзэн-буддизме. Часть вторая / под ред. С. В. Пахомова. — СПб.: Наука, 2004. — С. 12—240. — 396 с. — .
  • «Антология Дзэн», Изд. «Аркаим», 2004

Эта страница в последний раз была отредактирована 10 июня 2018 в 09:44.

Примеры коанов код

Хлопок одной ладони[ | ]

«Ты можешь услышать хлопок двух ладоней, когда они ударяются друг о друга, — сказал Мокурай. — Теперь покажи мне хлопок одной ладони».

Тойо поклонился и пошёл в свою комнату, чтобы рассмотреть эту проблему.

Из окна он услышал музыку гейш. «Ах, я понял!» — воскликнул он.

На следующий вечер, когда учитель попросил его показать хлопок одной ладони, Тойо начал играть музыку гейш.

«Hет, нет, — сказал Мокурай, — это никак не подойдёт. Это не хлопок одной ладони. Ты совсем не понял его».

Думая, что музыка будет мешать, Тойо ушёл в более спокойное место. Он снова погрузился в медитацию. «Чем же может быть хлопок одной ладони?» Он услышал, как капает вода.

«Я понял», — подумал Тойо.

Оказавшись перед учителем в следующий раз, Тойо начал капать водой.

«Что это? — спросил Мокурай. — Это звук капающей воды, но не хлопок ладони. Попробуй ещё раз».

Hапрасно Тойо медитировал, чтобы услышать хлопок одной ладони. Он услышал шум ветра, но и этот звук был отвергнут. Он услышал крик совы, но и этот звук был отвергнут.

Более чем десять раз приходил Тойо к Мокураю с различными звуками, всё было неправильно.

Почти год обдумывал он, что же может быть хлопком одной ладони. Hаконец, маленький Тойо достиг подлинной медитации и перешёл пределы звуков. «Я больше не мог собирать их, — объяснил он позже, — поэтому я достиг беззвучного звука».

Тойо уразумел хлопок одной ладони.

Коаны уловка для ума

Некоторые коаны дзен-буддизма перешагнули монастырские стены и вошли в мир. Мы знакомы с наиболее расхожими коанами, однако сама традиция хра­нит неизмеримо большее число коанов, так и не достигших западных берегов. Мумонкан, сборник из 48 коанов, составлен наставником дзэн Мумоном (1182—1260). Этот труд включает коммента­рий, чтобы помочь учащемуся: помощь дается для поддержания учащегося в его внутренней борьбе. Вошло в обычай, что наставник дзэн дает свой комментарий относительно коана. Но по­скольку здесь преобладает парадокс, то и коммен­тарий оказывается не-комментарием. Тэйсё — проповедование буддизма путем устных наставле­ний — является не выступлением или пропове­дью, а подношением Будде, которое совершается с обрядовой торжественностью. Послушник вно­сит сборник коанов дзен-буддизма, и все присутствующие скло­няют свою голову в знак почтения, когда роси приближается к алтарю. Затем все присутствую­щие вместе с роси простираются три раза перед алтарем, показывая свою благодарность, почтение и покорность Будде и патриархам учения. Тэйсё совершается ежедневно, иногда два раза в день. Роси обращается лицом к алтарю, но не собрав­шимся. Ни на чем не следует останавливать вни­мание, существует лишь сосредоточенное созна­ние. Обрядовое действо отклоняет ум от любой попытки сохранить рассудочный способ восприя­тия. Не задается никаких вопросов, отсутствует какая-либо попытка объяснить смысл коана; есть только схватка с коаном. Комментарий к «Му» помогает взглянуть на существо традиционного стиля.

«Сосредоточьтесь на этом «Му» всеми своими тремястами шестьюдесятью костями и восемью­десятью четырьмя тысячами пор и преобразите все свое тело в один огромный поиск. Усердно работайте над ним день и ночь. Не прибегайте ни к каким отрицательным или двойственным толкованиям. Это должно походить на то, как если бы вы проглотили красный от жара шар и не можете его теперь выплюнуть. Полностью от­риньте свое обманчивое, различающее знание и прежние склонности и продолжайте трудиться все настойчивей. Через некоторое время ваши усилия принесут свои плоды, различия (напри­мер, внутреннее и внешнее) станут чем-то од­ним. Вы поразитесь — подобно человеку, кото­рому приснился чудный сон: это непередавае­мое ощущение. Вдруг вы прорываетесь через преграду. Вы потрясаете небо и землю. Как, человек может помышлять об этом? Всеми сво­ими силами трудитесь над этим «Му» и сами становитесь «Му».

Это слова из классического комментария, кото­рые оживают в повседневных тэйсё. Мы слышим слова, но чего мы не слышим, так это саму подачу заряженных слов, жестов и разлитых в воздухе идей, что делает каждый комментарий неповтори­мым и электризующим. Роси не восхваляет и не поучает, единственно «бьет» по коану из центра хара () который тесно связан с чакрой Манипура. Ученик равным образом учится сосредоточивать весь свой ум в этом цент­ре, размещенном между пупком и почечной лохан­кой. Посредством головоломки наставник может ускорить момент решающего прорыва в сознании ученика, когда ум и не-ум оказываются не в голо­ве, а в животе!

Эти утонченные практики дзэн могут показать­ся неизмеримо далекими от сутолоки будней. У рядового человека мало времени на такого рода эзотерическое общение. Требования работы и до­суга все более ожесточаются. Обыденная жизнь кажется достаточно сложной. И тем не менее то, что стоит за дзэн и всеми духовными традиция­ми, напрямую оказывается приложимым к по­вседневности. Жизнь, которой мы обычно живем, является местом великой иллюзии. Это представ­ление само по себе достойно глубокого размышле­ния и созерцания. Вот она, потенциально взрыв­ная мысль. Проведите некоторое время в раз­мышлениях над данной идеей. Что она значит для вас?

Просмотры
7 579

Коан

8bf3514901d19ae63777c7a43fa3a914.jpg

Коан – это японское произношение китайской фразы kung-an (кун-ань) и первоначальное значение kung-an – это «документ об официальной сделке на столе». Но этот термин используется Дзэн несколько иным образом – он означает некий диалог или событие, которое имело место между Мастером Дзэн и его учеником. Например, Монах спросил Мастера Дун -Шаня: «Что такое Будда?» На это Мастер ответил: «Три циня (меры) льна!» Или: Монах спросил Мастера Чао Чоу: «Что означает приход Бодхидхармы с Запада?» – «Кипарисовое дерево во дворе».

Коан – от японского – притча, короткое повествование, вопрос или диалог обычно не имеющий логической подоплёки, зачастую содержащий алогизм и парадоксы, доступные зачатую только интуитивно-абстрактному пониманию

Работа над коаном – уникальный метод религиозной практики, цель которой заключается в следующем: ученик должен прийти к прямому интуитивному осознанию Реальности, не прибегая к размышлениям над словами и понятиями. Иными словами, цель этой практики такова же, что и цель, преследуемая всем буддизмом со времен самого Будды Шакьямуни.

Если человек решает коан – он переходит в высшую форму сознания. Такие ситуации, из которых существует только один выход, а именно выход вверх, называются в Дзен-буддизме коанами. Внешне с формальной точки зрения коаны чаще всего являются неразрешимыми парадоксами. Таким образом парадокс если и не выражает саму истину, то во всяком случае прозрачно намекает на ее существование и в определенном смысле указывает на истину.

Коан осваивается с помощью подготовленного инструмента, и когда происходит слияние инструмента и искусного метода, достигается определенное состояние сознания. Сознание мгновенно озаряется благодаря решению коана. Этот опыт может состояться как в ходе формальной практики дзадзэн, так и при любых других условиях в любое время дня и ночи. Опытный практик дзадзэн не привязан к спокойному сидению на своем коврике. Состояние сознания, впервые достигнутое в зале для медитации, постепенно становится постоянным, независимо от рода деятельности его обладателя.

Коан – не загадка, для решения которой требуется сообразительность. Это и не вербальное психиатрическое средство для придания разрушенному эго ученика некоторой стабильности. Когда приходит решение, коан осознается как простое и ясное высказывание, сделанное в том состоянии сознания, которое он помог пробудить.

Коан – это факел мудрости, освещающий тьму чувства и различения, это золотой скребок, удаляющий с глаз пелену, острый топор, отсекающий корень рождений-и-смертей, это божественное зеркало, отражающее изначальное лицо и священного, и мирского. С его помощью совершенно проясняется намерение патриархов, открывается и становится очевидным Ум Будды. В отношении сущности полного превосходства, окончательного освобождения, всеобщей проницательности и тождественного знания нет ничего, что превосходило бы коан.

Попытка понять коан логически неизбежно ведет к противоречию. Это противоречие играет важную роль в постижении своей истинной природы (природы Будды).

Ученик, получивший коан от мастера, пытается решить коан всеми возможными способами и «подключает» все больше и больше сил для решения логически неразрешимой проблемы. В результате, когда «отключаются» все пять чувств, ученик находится на стадии, которую в йоге именуют дхарана. Это действительно замечательное состояние, т. к. коан и ученик остаются один на один (плюс некоторое блуждание ума). Если ум ученика достаточно «зрелый», то однажды блуждания ума затихают и остается лишь коан. В этот момент коан и ученик – целое, ученик испытывает проблеск реальности, известный как просветление или сатори.